МБУК Семикаракорского района «МЦБ»
имени Виталия Александровича Закруткина

Просмотр изображения

» » » О юрте Семикаракорской станицы

О юрте Семикаракорской станицы

О юрте Семикаракорской станицыПредки наши, устроивши издревле жилища свои по правую сторону реки Дона, во окружности нынешнего расположения станицы, назвали городком по имени основателя одного тогдашнего атамана их Семиона Каракорского. Не имея же тут и нигде не называемой так Нагорной стороне, земли к происхождению хлебопашества, кроме небольшого участка неудобного к возделыванию и потому определенного к попасу домашнего их в малом числе скота, и быв озабочены чем бы пропитать себя с семействами и исправляться всем потребным к службе по тогдашнему образцу жизни их, остались в совершенной необходимости перенестись хлебопашеством и скотоводством на левую сторону Дона, называемую тогда ногайскою. Презря очевидную опасность от нападения на них самих и на все стяжение их горских народов и других орд, обладавших тамошними землями и не имевших тогда никакой благонадежной преграды на вторжение в пределы донских земель, даже и за самый Дон.

С началом вступления их в производство полевых работ на земле, по левую сторону не удаленно от берегов Дона состоящей, оградили от себя денными и ночными в приличных местах от стороны степи караулами, которых обязанность была блюсти неприятельские движения и в случае сближения оного делать всем занимающимся работами условленные маяки, по коим мужчины спешили на отражение неприятельского нападения, а женщины с малыми детьми спасались удалением во определенные в закрытых местах степи, почему всякой из мужчин сообразно летам и возрасту своему всегда, а особливо во время продолжения работ, носил при себе огнестрельное и прочее воинское оружие.

При всем добром попечении предков наших на отражение неприятельскогопокушения и нападения на них и совершенного преимущества их в храбрости против оного, однако ж они много теряли при бывших с ними ошибках и самых даже жестоких битвах из товарищей своих убитыми или ранеными. А при случаях многочисленности или внезапного оных вторжения на земли их были увлекаемы они сами, жены и дети их в невольничество; рабочий и прочий домовой их скот угоняем, а хлеб и сено предаваем огню. Таковы случаи от усилия неприятельского сбывавшиеся, заставили предков наших назад тому со ста лет, промежуток матерой земли, лежащей между Доном и называемом Узвалинским озером, расстоянием версты на полторы перекопать глубоким рвом, высыпать по нем высокий вал с бойцами, в которые из крепости бывшей св. Анны были доставлены пушки с потребными зарядами, а должность артиллеристов отправляли из самых предков наших, быв тому нарочито обучены присланными из той же крепости артиллеристами. Сим укреплением совершенно обезопасены были из жителей те, которые обрабатывали землю, лежащую от оного вниз по течению Дона до устья реки Сал, а те, которые по недостатку земли выходили за укрепление к разрабатыванию таковых же выше оного состоящих по - над Доном и в степи, по -прежнему ограждали себя караулами, по условленным знакам которых, в случае малого числа хищников. Спешили на отражение его, а в таком разе, когда неприятель был в превосходных силах, съезжались под укрепление, куда собирались мужчины с женами и детьми их для ночлегов на всякую ночь.

Тогдашнее Войсковое Правительство, видя воинственный дух и жизнь предков наших и почитая действия их противу неприятеля твердым оплотом к недопущению на вторжение оного на прочие войсковые поселения, по правую сторону Дона состоящие, позволило им распахивать земли по - над Доном вниз и вверх на таковое расстояние, как им надобилось и возможность того потребует. Они же, пользуясь правом таковым на свободу, распространили владения свои не только по берегу Дона. Но и гораздо далее оного в степь, а наконец, и по обоим сторонам реки Сала со одинаковыми предосторожностями от нечаянного нападения хищников, со одинаковыми действиями противу оных на отражение их со одинаковыми иногда гибельными для них следствиями, в таких однако ж случаях, когда неприятель был в больших силах. Затем при войсковом атамане Степане Данильевиче Ефремове, заведенная из казачьих команд цепь, начиная от устья Маныча до Четырех Яров, недалеко от нынешней слободы Орловки состоящих, а, наконец заводимая тогда Кавказская линия и поголовные войсковые на горцев походы, обезопасили их от неприятельского на земли, владеемые ими, вторжения, и доставили им, а после того и отцам нашим безопасную свободу поселить по обоим сторонам Сала хутора, из которых первые существуют более осмидесяти лет. А последние более пятидесяти лет. Из числа первых, называемой Щавельницкой, при вторжении в пределы наши горского князя Пупура был сожжен; из луговых же кутов, перешедших во владение наше от предков наших – Шилин, Матвеев, Пилипов и Топалев. Название свое получили от сражений там, бывших под командою тогдашних старшин Шилина, Матвеева, Пилипова и Топалева, положивших там живот свой за свободу свою и братьев своих.

Сопредельные жители станиц Раздорской, Кочетовской и прочих во все вышеизъсненные времена довольствовались хлебопашеством, скотоводством и садоводчеством по Нагорной стороне спокойно, не переходя для сих потребностей на Ногайскую сторону, удалены тем были от одной с предками нашими горькой участи, описанной выше сего, не только не вступились в приобретенные ими по левой стороне Дона земли, но еще с признательностью к подвигам их в воинских доблестяхутвердили полюбовными сделками юртовому их довольствию границы, на что имеются письменные документы.

Следовательно, поля, бывшие во владении предков наших, куплены ценою собственной крови их, которая пребудет вечно коренным доказательством в его неоспоримую собственность потомству поземельного приобретения оных.

Когда же чиновникам войска Донского открылись способы заходящих на Дон с разных мест различного сословия людей записывать крестьянство, тогда за заселением оных поземельных мест в пустолежащих по разным рекам и речкам, Войсковым Правительством присвоены в распоряжении свое и многие таковые же места из бывших долговременно во владении станичных жителей под видом права, что они есть войсковые и отданы частным лицам для заселения приписными их людьми. В то самое время и умерший войсковой Алексей Иванович Иловайский, начально выстроил с позволения станичных наших жителей на реке Салу прудовую мельницу, а затем повыше оной с левой стороны Сала в близком очень расстоянии от станицы. Согнавши казачий наш хутор. Заселил в знатном количестве душ крестьян поселок и отнял в довольствие его лучшие станичные сенокосные луга. Станица приносила на все то ему, Иловайскому, яко начальнику Войска и тогдашнему Войсковому Правительству жалобы на притеснение жителей ее сим заселением и на чувствительную обиду отнятием у ней лугов, но на то ответствовано Иловайским. Что ему все то позволило правительство, а сие оно землю ему, Иловайскому, определило яко войсковую по праву хозяйственного ею ими распоряжения. Скоро после того и умершие подполковники Кузнецов и Балабин заселили по левую ж сторону Сала в разных местах бывшие издревле во владении начально предков, а потом и отцов наших, крестьянские поселки с присвоением первым кроме хлебопахотной земли, знатной части и луговых угодьев. А генерал-майор Балабин заселение людьми своими сделал было при речке Подпольной юрта нашего.

Описанным отнятием лучших хлебопахотных, а особенно сенокосных довольствий, от станичных жителей главным образом умалено у них хлебопашество и скотоводство, сии первые источники к безнужному семейственному пропитанию и содержанию, а в особенности исправлению себя и детей своих службе. По оскудению ж в сенокосных лугах жители за уничтожением скотоводства для продовольствия оставшегося у них в малом числе яремного скота, хомутовых и седелых лошадей покупали у крестьян Иловайского тли траву, или же сено за наличные деньги и выменивали оные за скот, каковые обстоятельства принудили жителей завести судный процесс, который и продолжался с лишним двадцать лет с большими издержками, а сии, савокупясь с недостаточностью во всем к жизненному содержанию, повергли жителей в такую бедность, что они выходили на соборные места ко откомандированию на воинскую службу на неспособных к оной лошадях, без приличной одежды и оружия, за что от начальников были наказываемы без должного дознания причин о их бедности.

Упомянутый процесс оспариваемы станицею в свое владение землях от умерших войскового атамана Иловайского и подполковника Кузнецова Войсковою канцеляриею решен в 5-й день марта 1815 года года тем, чтобы нынешние владельцы поселка Иловайского перевели малороссиян, поселок тот составляющих, к другим из слободам недолее как в течении двух лет, оставляя при Сальской мельнице для присмотру оной необходимое только число людей, но с тем, чтобы никакого там не имели в земле участия и довольствия, что ж принадлежит до поселка наследников Кузнецова на той же речке Салу поселенного, то как оной от станицыСемикаракорской отстоит прямо. Линией в 17 – ти верстном расстоянии, сей поселок оставить на теперешнем месте с предоставленными ему удовольствиями. На каковое решение Канцелярии во отношении сего последнего поселка Кузнецова поверенными сей станицы объявлено неудовольствие, и, почитая существование на нынешнем месте поселка оного утеснением станицы, просила аппеляция на принесение жалобы Правительствующему Сенату, которая однако ж, Канцеляриею предоставлена с положением таким, чтоб дело сие с планом представить на особливое рассмотрение господина войскового атамана покойного графаПлатова, чего, однако, исполнено не было; но за всем тем станица, владеемые оным поселком луговые и хлебопахотные земли, по праву приобретения и владения оными предками и отцами нашими почитает собственностью своею. Малороссийские ж крестьяне поселка Иловайского владельцами их переведены в другие их слободы только в 1819 году, а насчет отселения поселка подполковника Балабина из станичного юрта в такое место, где нет казачьих довольствий, состоялось в бывшей межевой экспедиции в 20-й день марта 1802 года положение, по выслушивании которого хотя наследник оного Балабина войсковой старшина Золотарев и объявил удовольствие, однако ж поселок остается с того времени доныне в станичном юрту по -прежнему без перевода в другое место.

Сверх того, в одном месте с наследниками подполковника Балабина умерший майор Аким и брат его есаул Петр Балабин заселили великороссийских и малороссийских крестьян 28 душ. А вдова полковницкая жена Авдотья Ефремова при мельнице ее прудовой, на валу состоящей, в юрте станичном поселила вне давне десять крестьянских домов без всякого позволения, которые, и вышеупомянутые помещиков Золотаревых и Балабиных люди, занимаются скотоводством и хлебопашеством на земле станице принадлежащей, в совершенное притеснение жителей.

Бессергенивская станица, имея в юрте своем на речке Сусате прудовую мельницу, загачивает на той же речке неудаленное от реки Сала (из которой он берет начало свое), в юрте нашем плотину для удержания воды к действию оной мельницы их. Хотя сие загачивание производится и по определению Войсковой Канцелярии, состоявшемуся в 21 день августа 1803 года с заплатою в церковную нашу сумму по тридцати рублей в год, однако ж, станица наша от того чувствует обиду, потому, во -первых, что вода в Сусате разномеренною гатью плотин, как сей, так и у самой мельницы устроенной, быв удерживаема, после того из разных ключевых источников накапливаема в довольном качестве и до непомерного углубления, приводит в прелость траву в наших лугах, к Салу сосредоточенных, и искореняет тало по берегу той же речки Сусата в большом количестве разрастающуюсь. И во -вторых , сими ж двумя плотинами удерживается во всякое время ход рыбы из Дона в Сусат, а из сего в Сал. И от тех же платин прекращается совершенно водоток Сусата и соединение его с Салом, яко началом существования его и от сего сей последний в устьях своих в Дон засыпается песком, а оттого значительно умален ход рыбы в Сал. Жители наши, чувствуя оскудение чрез то в ловле рыбы, яко немаловажной ветви промышленности их к пропитанию семейств своих и исправлению себя всем потребным к службе, почитают себя лишенными сей одной из всемилостивейше пожалованных за заслуги Войска привелегий.

А для лучшего уверения с полного станичного сбора приложена станичная печать.

Станичный атаман есаул Кузнецов

Публикация Н.С. Коршикова

«За изобилие» 5 ноября 1996 год.


Увидели ошибку в материале? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter