МБУК Семикаракорского района «МЦБ»

имени Виталия Александровича Закруткина

Сегодня: Понедельник, 24 июля 2017 г.
Навстречу Закруткинской весне

            Рань раннюю, когда совы возвращаются в свои гнездовья, когда Стожары, догорая на закате, обсыпают пеплом обугленную вершину старого  явора. Когда в большом доме, прикрытом от бурь могучими ясенями и клёнами, малиновым звоном часы пробьют пять утра, - в эту предрассветную рань по коридору заскрипят половицы и в сумеречь просторного кабинета входит седой, сухощавый хозяин  - в защитной солдатской форме, в унтах и меховой безрукавке.

            Здесь он садится в кресло за огромный, морёного дуба, изящной резьбы стол, заваленный в поэтическом беспорядке пакетами депутатской корреспонденции, рукописями начинающих и уже зрелых писателей, толстыми журналами, кипой «Огоньков».

            Вот он берёт сигарету; пламя зажигалки озаряет его крупное заветренное лицо…

Я смотрю на него и думаю: Как же время выбелило,  иссекло его густую копну волос и подстриженные усы, прежде красовавшиеся колосьями жита, как – же ветры – морозы выдубили его лицо, тронув морщинами его высокий лоб и щёки…»

            В кабинете, как войдёшь,  посередине красуется овальный столик дивной работы, а на нём –искусно вырезанный из самшита рыбак с ношей на плечах. Слева, в углу, в рост человека – огромный дуплистый пень карагача. Справа, на стене, - портреты отца и матери и белый, рельефный, будто из мрамора, оттиск облика Сергея Есенина.

            Все четыре стены – в ярусах книжных полок. Здесь можно найти много редких и редчайших книг… На заветной полке стоят книги, созданные мыслью, сердцем и руками этого труженика – писателя. Его первый роман «Академик Плющёв», разоблачающий фашистское мракобесие, калмыцкий эпос «Джангар» с его исследовательским предисловием, литературоведческий томик «Пушкин и Лермонтов», книга «У моря Азовского» -  о красном десанте в 1918 году за Таганрог  в тылы кайзеровской грабьармии. Знаменитые 2Кавказские записки»…

Торопливые шаги и стук в дверь прерывают работу  писателя, и на пороге появляется встревоженный совхозный бригадир:

            - Беда, Виталий Александрович! Полая вода уже вошла в  коровник… А Вы же знаете, директор в Ростове…

            - Будем поднимать народ, - твёрдо отвечает Закруткин. И, быстро сменив тёплые унты на резиновые сапоги, покидает уютный писательский кабинет.

II.

            Виталий Александрович Закруткин родился  27 марта 1908 года в семье сельских учителей, скитавшихся по югу Украины. Первый класс закончил, живя у деда в Тамани. После Великого Октября Советская власть наделила  семью Закруткиных – шесть человек – десятью десятинами земли, которые, конечно, зарастали бы бурьяном, если бы не щедрость комбрига Котовского, проходившего с отрядом через село Екатериновку. Двумя выбракованными конями  и старой бричкой он осчастливил эту бедную семью, и отец, Александр Михайлович – математик, стал ещё и трудолюбивым пахарем - садоводом.

            У отца учился Виталий пахать и бороновать землю, прививать на подвой тёрна сливы, на вишню – сайгу – черешню, растить сад…А вскоре, как старший сын, и сам встал за плуг, прокладывая глубокие борозды, открывшие ему радость и поэзию человеческого  бытия. Трудясь в саду, в борозде до колен, под дождями и грозами, при ослепительном сиянии палящего солнца,  когда он косил травы на сено,  рыхлил мотыгой кукурузу и складывал в копны пшеницу, - в этом первозданном, в поте лица познании природы и всего живого на земле, он всё примечая, вбирал в себя, духовно обогащался на всю жизнь. Он знал всё в разноцветье садов, степи и озёр – от первого подснежника и дикого лазурь – гиацинта, сияющих в  талой воде, до плавающего чёрного сладкого ореха и последнего августовского цветочка сухой верблюжьей колючки.

            Ему были ведомы пение степных и лесных птиц,  повадки шустрых зайцев,  повадки хитрющих лисиц и оскал клыков голодного волка, коего встретить пришлось один на один с вилами в руках. Живя на Украине, он с парубко – девичьих гуляний запомнил много песен -  жартливо – молодецких, напевно – грустных. Он зачитывался «Кобзарём» Тараса Шевченко, знал наизусть отрывки из «Энеиды» Котляревского и, пожалуй, весь однотомник Есенина…

            И когда его отец – романтик, воспитывающих своих детей в преодолении самых суровых  испытаний, - перетащил семью в 1929 году на Дальний Восток, дремучая тайга, ветры – метели, жестокие морозы на станции Завитая ещё более закалили характер Виталия Александровича.  Уже учителя в школе, режиссёра и драматурга коллектива художественной самодеятельности, который прославился на всей Уссурийской железной дороге. Там за три года он экстерном сдал экзамены в Благовещенском пединституте. Получив диплом, он вскоре уезжает в Ленинград, где поступает в аспирантуру пединститута им. Герцена, которую в 1936 году с блеском заканчивает и, защитив кандидатскую диссертацию, в звании доцента приезжает заведовать кафедрой русской литературы в Ростовский пединститут.

            Виталий Александрович оказался учёным колоссальной энергии, огромнейшей эрудиции, глубоко знавшим нашу литературу от «Слова о полку Игореве» до  Михаила Шолохова. Он обладал богатейшей памятью, зная наизусть, наверное, всю поэзию Пушкина и Лермонтова, стихи поэтов пушкинской плеяды, десятки страниц из «Тараса Бульбы», «Мёртвых душ», «Ревизора» Гоголя. Он не обкладывал свою кафедру книжными фолиантами, не клонил свой взор в заготовленные нудные  конспекты. Нет! В его руке был крохотный, в размер визитной карточки, листочек, вдохновлявший его на двухчасовую лекцию.

            Начинал ли он своё слово с чтения наизусть стихов или отрывков прозы, рассказывал ли  эпизоды из жизни наших классиков или истории создания творений, Виталий Александрович всё это подавал нам удивительно впечатляюще и артистично. Будто великий маг, он вводил их – Пушкина и Лермонтова – в нашу аудиторию, и мы как бы воочию слышали их голоса, гнев, страдания.

            Без преувеличения берусь сказать, что появление В.А.Закруткина в Ростове было событием не только для студентов, но и для всей интеллигенции города.

            К 100 летию со дня гибели А.С.Пушкина у нас, на литфаке и в актовом зале пединститута, В.А, Закруткин организовал грандиозную выставку, для которой привёз из Москвы и Ленинграда великое множество документов, гравюр, портретов,  фотокопий автографов, рукописей великого поэта. На страницы газеты «Молот» Закруткин высыпал, как из рога изобилия, десятки своих блистательных статей о жизни и творчестве Пушкина и всей плеяды его талантливых соплеменников. Во дворцах культуры, в Доме Красной Армии, в воинских частях он потрясал слушателей своими публичными лекциями.  И даже такие строгие ценители искусства,  как народный артист республики Ю.Завадский, художественный руководитель нашего театра им. Горького, как народные артисты Н.Мордвинов и В.Марецкая, когда готовили к постановке пушкинские «Сцены из рыцарских времён» да и во многих других случаях, обращались к Виталию Александровичу за советом и помощью.

            Не только мы, студенты, но и маститые учёные – его учителя, как мне позже не раз пришлось слышать в Ленинграде, профессора В.А.Десницкий, Н.П.Андреев, С.А.Андрианов и другие светила пединститута им. А.И. Герцена и Пушкинского дома – прочили Закруткину большое будущее на академическом поприще…

            Но грянула война…И Виталий Александрович, изорвав в клочья  выданный ему листок брони (как научному работнику), получил в Кировском военкомате направление на фронт военным корреспондентом газеты «Красный кавалерист» в действующую  56 –ю армию.

            На войне капитан В.А. Закруткин – необычайно волевой, выносливый воин – труженик – вскоре награждается орденом Красной Звезды и производится в майоры. Беспрерывно бывал он на передовом крае в боях под Туапсе, на Кавказском хребте, в Терских степях, в боях за Ростов и при взятии Берлина. Вместе с солдатами ему часто приходилось отбивать атаки, выносить с поля боя раненых. Десятки раз он бывал в жестоких сражениях, но звезда судьбы ему светила счастливо… И в Берлине, оказавшись в труднейшей ситуации, когда фауст – патроном убило комбата, стоявший  рядом с ним майор Закруткин, как старший по званию, принял на себя командование батальоном и, выполняя приказ штаба фронта, за сутки пробился с Хольцмаркштрассе на Александерплатц – в самый центр фашистского логова, за что там же был награждён орденом Боевого Красного Знамени.

            С передовых позиций Закруткин дал во фронтовую и армейскую прессу сотни зарисовок, статей, очерков, издал свои рассказы о героизме наших воинов – «На передовом крае», «Человек со шрамом», «Повесть о слободе Крепкой».

            Затем  уже в 1947 году он публикует принёсшие ему широкую популярность в СССР и за рубежом «Кавказские записки». Как известно, они сразу же встали в один ряд с такими замечательными книгами о разгроме фашизма, как «От Путивля до Карпат» Ковпака и «Подпольный обком действует» Фёдорова.

            Виталий Закруткин – вдумчивый художник – историк – своими «Кавказскими записками» внёс крупный вклад в литературу о Великой Отечественной войне. «Кавказские записки»  - это художественно яркая и незабвенная  хроника – летопись, запечатлевшая гигантскую битву за Кавказ в 1942 – 1943гг. Книга потрясает читателей своей глубокой правдивостью.

            Как виденное, пережитое и выстраданное нашим народом - воином, народом – победителем глубоко осмысленно писателем, переплавлено и воплощено в художественном и публицистическом слове на века!

 Бои за Ростов, сражение на Лысой горе и за Волчьи ворота, переход через Донгауз – орун баши перевал, битвы за Эльхотовы ворота и Терской степи изображены Виталием Закруткиным как поистине монументальные фрески.

            И в грядущем, когда потомки, с благоговением обратясь к нашему времени, будут ставить памятники подвигу народа – никто не забыт, ничто не забыто! – для зодчих будущего «Кавказские записки» откроют скульптурно зримые, бессмертные образы и деяния комдива Бориса Аршинцева и его героев, удержавших Волчьи ворота. Подвиг младшего сержанта Героя Советского Союза Дмитрия Остапенко, уничтожившего в одном бою  из бронебойного ружья  тринадцать фашистских танков, обаяние и мудрость легендарного  казачьего генерала А.В.Селиванова, нанёсшего сокрушительный удар  по врагу в сыпучих кизлярских песках. И величие героизма многих других – имя  им – легион!

 

III.

В очерке – исповеди «От земли к земле» В.А.Закруткин говорит, что лев Толстой оказал на него огромное влияние в решении вопроса о месте писателя в рабочем строю. Но тому был ещё  и блистательный пример современника -  Шолохова.

            Живя в Вёшенской, Михаил Александрович «Тихим Доном», «Поднятой целиной»,

«Судьбой человека» явил миру и писателям непреходящий опыт общения с народом и знания его жизни. В то же время Шолохов с беспощадной правдивостью своих книг широко раздвинул горизонты на нивах русской, советской и мировой литературы.  В русле шолоховских традиций, сохраняя творческое своеобразие,  в СССР и за рубежом поднялась большая плеяда пришедших с войны литераторов, и среди них – Виталий Закруткин. «Талант большой, самобытный и, понимаете, глубокий! – говорит о нём в 50 –е годы наш классик С.Сергеев – Ценский.- Он жизнь знает, и язык народа чувствует. Это – художник!»

            Да, Закруткин – художник могучий, всегда способный на подвиг.  Подтверждение этому было и в том, что в 1947 году он отказался от так заманчиво стлавшейся ему под ноги академической стези и вернулся к земле. В станице Кочетовской колхоз дал ему  на берегу Дона одичавший двор – пустырь. Писатель сам выкорчевал на нём дремучие заросли акации и тёрна, разбил сад, виноградник, выстроил дом и… На огонёк к нему пошёл народ – хлеборобы, рыбаки, виноградари. Они шли к писателю со своими думами, скорбями и радостями. Для них Закруткин стал другом –учителем: одних он мирил при разделе наследства, других благословлял на свадьбе в жизнь, третьим помогал наставить на путь истинный детей. И при его знании автомобиля,  трактора, полевых и садовых машин – он всегда и   всюду всем был помощником. Вместе со всеми горевал в пыльные бури и радовался дождю и ядрёному зерну пшеницы на току.  Он часто бывал в стансовете, в старенькой, обветшавшей школе и в Семикаракорах – райисполкоме и райкоме партии.

            Так нужды и мечты рыбаков втянули писателя в гущу жизни и вдохновили его на создание замечательного романа «Плавучая станица». И труженики станицы принесли  в дом Закруткина преобразовать колхоз в совхоз, чтобы вернуть былую славу виноградарям Кочетовской, и побудили его сказать на всю страну «Слово о бессловесном», произнесённое трагическими нотами, - о защите всего живого, что окружает человека.

            Кое – кому из критиков кажется, что Закруткин в своих произведениях ставит проблемы лишь донские. Между тем, в могучем философском и художественном обобщении писателя, главные проблемы «Плавучей станицы»  и Слова о бессловесном» приобрели общегосударственное значение, и их звучание вышло далеко за пределы Отчизны.

            Приходилось ли вам друзья – читатели, видеть, как разбиваются насмерть тысячи осетров и севрюг у плотин гидростанций? Видели ли вы, как в июльскую жару плачут вербы и акации, объеденные тучей гусениц. И часто ли мы задумываемся, как наши хозяйственники легко и бездумно уничтожают «химией» в полях и садах всё живое, нарушая биологическое равновесие в природе Отчизны и планеты? И что на земле останется после нас?

            Все эти трудные жизненные проблемы с глубоким знанием дела,  а когда надо, и в статистических выкладках ставятся В.А.Закруткиным во всей обнажённости в яркой публицистике и в художественных произведениях.

            ДА, НА «Плавучей станице» лежит отблеск приснопамятной»теории бесконфликтности», и, безусловно, поддавшись ей, Закруткин в своём романе не вскрыл до конца всех противоречий эпохи. Тем не менее, «Плавучая станица» написана мужественно и правдиво, свежим, образным языком. Её герои профессор ихтиологии Щетинин, инспектор рыбнадзора Василий Зубов, рыбак  - бригадир  Антропов и вся находившаяся в движении, росте и великом преображении донская станица – несут в себе приметы нови своего времени.

            О «Плавучей станице» много  и хорошего написано в нашей прессе. Директивой министра рыбной промышленности роман Закруткина был поставлен на повестку дня для всех рыбколхозов и инспекций рыбнадзора страны. Роман обсуждался на читательских конференциях на Украине, в Подонье и Поволжье, на Байкале и в бассейнах сибирских рек. «Плавучая станица» была переведена в Софии, Варшаве, Праге, Гаване; на английском она вызывала отклики рыбаков Атлантики и Канады. И поэтому в 1951 году вполне закономерно В.А.Закруткину была присуждена Государственная премия СССР.

            Виталий Закруткин – писатель народный, оригинальный, страстный. Важнейшими чертами его творчества являются художественное своеобразие, правда жизни, тонкое чувство народного языка, глубокая любовь к родной земле, ясная партийность авторской позиции, масштабность проблематики, историзм и эпичность. Особенно ярко  они проявились в его крупном романе «Сотворение мира», в замечательном рассказе «Подсолнух» и прогремевшей у нас и за рубежом  повести «Матерь человеческая».

            Выход в свет романа «Сотворение мира» был принят массовым читателем и критикой, как крупное событие в советской литературе. Роман был отнесён к числу самых заметных  произведений  последних  лет.

            «Сотворение мира открывается эпиграфом – двумя строфами из «Откровения»: «И слышал я как бы слово многих народов, как бы шум вод яростных, как бы гром громов!... И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали».

            В эпиграфе ключ к главному замыслу автора. На гигантском полотне в пространстве и времени (1921 – 1945гг.) в столкновении множества персонажей писатель раскрывает нам сотворение  нового мира и разгром фашизма.

            В романе в ярких образах и сильных характерах, в авторских раздумьях о судьбах революции запечатлена борьба партии и народа – решение главного вопроса:  «кто кого?» в российском и всемирном масштабе

            Сквозь призму сознания скульптурно зримых художественно – правдивых героев – предсельсовета  Огнищанки коммуниста Длугача, уездного комитета партии Долотова, привлекая документы эпохи и вводя в повествование исторические лица – Ленина, Сталина, Чечерина, с одной стороны, и изображая семью деревенского кулака – мироеда Терпужного, белогвардейское подполье и эмиграцию, крах коварной затеи авантюриста Савинкова, идейный разгром и высылку из Советского Союза врага ленинизма, партии и трудового крестьянства честолюбивого Троцкого, а также силы зарубежной реакции, с другой стороны, - писатель создаёт величественную панораму титанической борьбы двух миров. Борьбы  открытой и тайной, бескровной и кровавой, дипломатической и вооружённой, которую мы познаём через человеческие судьбы, как в деревне Огнищанке и Ржанском уезде, так и в Москве, на Дальнем Востоке, в ст. Дятловской на Дону, затем – в масштабе партии, нанесший сокрушительный  разгром троцкизму, отстоявшей с огромными трудностями единственно правильный путь развития страны – путь коллективизации, и, наконец, во всемирном масштабе – в борьбе Советской страны и сил прогресса против осатаневшего авангарда мировой реакции – фашизма – сначала в Испании, а потом – на полях сражений на нашей земле и в поверженном Берлине!

            Путь этот был долгим, кровавым и трудным.

            В лирических отступлениях и проникновенных интродукциях к главам, в эпических зарисовках массовых сцен, в главах о Владимире Ильиче Ленине и гибели Воровского, о разгроме троцкистов в сценах ликвидации мироеда - кулака Терпужного,  в становлении и ожесточённой борьбе за новое всей семьи Ставровых, в тяжелейших сражениях с гитлеризмом – в этом изображении правды жизни Закруткину выявить главную примету времени: величайшую сплочённость трудового  народа вокруг партии, его беззаветную преданность великому знамени Ленина.

            В «Сотворении мира» Закруткин создал галерею неповторимых образов. Это прежде всего семья Ставровых, их сын Андрей – агроном садовод, главный герой эпопеи, предсельсовета Огнищанки коммунист  Длугач, эмигранты казак Селищев и князь Бармин, находясь в в совершенно противоположных мирах, преодолевая все преграды – все они ищут свою судьбу, своё счастье, великую истину жизни, своё место в кровопролитной битве за правду века.

            Автор в раздумьях своих героев, в их беспощадных спорах и в столкновениях с реально жившими историческими лицами решает множество проблем; нравственных и социально – правовых, политических и философских, патриотических и интернациональных. Всё это придаёт «Сотворению мира» так ценимые в эпосе историзм и своеобразную энциклопедичность. Вот где пригодились Виталию Александровичу Закруткину колоссальная эрудиция и всеобъемлющие знания, столь поражавшие нас ещё с середины 50-х годов.

            Роман «Сотворение мира» пронизан глубоким лиризмом, незабвенным чувством трепетной любви автора к русской земле, преданностью матери Родине, глубочайшим пафосом социалистического гуманизма.

 

IV.

            Крупной творческой удачей В.Закруткина является его маленький шедевр – «Подсолнух», впервые опубликованный в газете «Правда» (1958г.) Рассказ имел необычайно большой успех у читателей и в прессе, как у нас, так и за рубежом. Критика совершенно справедливо соотносит «Подсолнух» с рассказами «Старик и море» Э.Хемингуэя и «Судьба человека» М.Шолохова, столь могуч и самобытен оказался стиль Виталия Закруткина, оригинальны идеи и образы главного героя – тарого чабана – Отца,  потерявшего в годы Великой Отечественной войны сына.

            В «Подсолнухе» в центре внимания тоже судьба человека, который в кармане старой фуфайки, принадлежавшей сыну, находит зёрнышко подсолнуха. Отец сажает это зёрнышко перед стойбищем, на Чёрных землях, где никогда и ничего не прорастало. А зёрнышко взошло… Заботой, вниманием, суровой волей старого Отца маленький росточек наперекор стихии, ветрам и зною,  градам и непогодам с каждым днём всё более крепнет и вырастает в прекраснейший подсолнух, излучающий удивительный свет добра, радости и  надежды, озаряя жизнь старого отца и его друзей – чабанов. Крепкий, цветущий, он стал символом бессмертия погибшего сына и  победы человека над стихией.

            И совершенно правы канадские писатели – супруги Дайсон и Шарлотта Картер, когда в своей книге «Будущее свободы» пишут, что «хотя старый рыбак у Хемингуэя никогда не сдастся, ибо, он Человек,…но он никогда и не победит» стихию моря и своего окружения, своего общества. Однако, совсем иной мир открывает рассказ В.Закруткина. Старый Отец – чабан побеждает одиночество, скорбь о сыне, и стихию своей мудростью и гуманностью. И когда случайный прохожий срывает спелую корзину подсолнуха, старик Отец спокоен. Он разламывает подсолнух надвое и половину отдаёт прохожему:

- Возьми, сынок, мы растили его и для тебя!

Так зёрна становятся эстафетой – символом бессмертия жизни!

            В рассказе «Подсолнух»  В.Закруткин создаёт замечательную повесть о трагической судьбе русской женщины «Матерь человеческая».

            Повесть получила единодушно высокую оценку критиков и читателей и была удостоена Государственной премии РСФСР имени  А.М. Горького.

В 1975 году она была экранизирована. В главной роли матери блестяще выступила  Тамара Сёмина. Кинофильм с успехом обошёл все экраны Советского Союза.

            Среди многочисленной прессы об этой замечательной повести незабываема оценка одного из ведущих критиков нашей страны, ныне покойного Александра Дымшица: «Реализм В. Закруткина в «Матери человеческой» многогранен. Это и реализм аналитический, проникающий в область диалектики души его героини, это и реализм  монументальный, особенно ярко выступающий к концу повести, когда Мария вырастает в образ символический, достойный того, чтобы быть запечатлённым в мраморе или бронзе.

             Виталий Закруткин в повести «Матерь человеческая» пропел величественную песнь о простой советской женщине, случайно уцелевшей в сожжённом фашистами хуторе, когда погибли её муж, её сын, все её хуторяне – колхозники. А сколько таких деревень и хуторов было на нашей земле!

            Эту песнь женщине – матери писатель поёт скорбно, глубоко лирично, трагедийно, но победно! Нам кажется, что автор повести «Матерь человеческая» с полной отдачей сил своего сердца и таланта выполнил знаменитый призыв А.М.Горького: «Прославим  в мире женщину – Мать, единственную силу, перед которой склоняется Смерть!»

            Его Мария – это незабываемый, талантливо обобщённый образ советской женщины – Матери, женщины – Труженицы, женщины – Воительницы и  победительницы.

 

***

            Виталий Александрович Закруткин являет собою достойный пример писателя – гражданина, повседневно и активно вторгающегося в жизнь. Он депутат станичного,  районного и областного Советов народных депутатов. Безусловно, дел у него – хоть отбавляй! Но везде он успевает. Его станичники с чувством законной  гордости и восхищения говорят, что только благодаря  участию и твёрдой настойчивости писателя у них выстроена прекрасная средняя школа, оборудованная необходимыми кабинетами, имеющая актовый и спортивный залы; построен великолепный Дворец культуры, в котором работают разнообразные кружки художественной самодеятельности; проложена в станицу асфальтированная дорога; у пристани Кочетовской останавливаются «Ракеты» идущие вверх по Дону; растёт и крепнет виноградарский совхоз…

            Огромую общественную деятельность ведёт Виталий Александрович, как один из секретарей Союза писателей РСФСР и член правлении я Ростовской  писательской организации, член редколлегии газеты «Литературная Россия» и редакции журнала «Дон».

            Находит время Виталий Александрович и для работы с молодыми авторами. В своё время он указал писательскую дорогу прозаикам Александру Бахареву, Владимиру Фоменко, Петру Лебеденко, поэтам  Михаилу Авилову, Борису Куликову,Николаю Скрёбову. Читал и прави романАлександра Кондакова, находил время послушать новые главы моего исследования «Тихий Дон» сражается».

            Неутомимый пропагандист в печати и с трибуны, он издал в 1965 году небольшую великолепную книгу «Цвет лазоревый» - литературный портрет гениального художника нашей эпохи Михаила Шолохова.

            Почти 30 статей о русских и советских писателях опубликованы в сборнике В.Закруткина «О  неувядаемом»,  вышедшем в издательстве «Современник» (1973г.), который включает «Костры детства», исповедь «От земли к земле» очерки о защите природы, о нелёгком труде земледельцев, раздумья о путях развития литературы и живые свидетельства писателя – фронтовика.

            За свой ратный  и писательский подвиг Виталий Александрович Закруткин награждён пятью орденами и одиннадцатью медалями. Как уже говорилось, орден Боевого красного Знамени он получил за командование батальоном  при штурме Александерплатца в Берлине.

            В начале мая 1945 года Маршал Советского Союза Г.К.Жуков при вручении ему ордена сказал:

            -Я вручаю вам этот не литературный орден, майор Закруткин, и желаю Вам вести себя в литературе так же,  как в батальоне.

            Три ордена Трудового Красного Знамени, полученные писателем Виталием Закруткиным после войны за литературно – общественную деятельность – убедительное доказательство  того, что он с честью и достоинством выполняет наказ маршала

            Михаил Александрович Шолохов о нашем юбиляре однажды сказал:

            «Я горд и рад тому, что Виталий Закруткин – талантливый писатель, замечательный парень, человек нелёгкой жизни, человек крепкий и живёт в нашей литературе – по – настоящему!» 

 

 

К.Прийма

Доктор философских наук.

Март 1978 год

 

           

Увидели ошибку в материале? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг:

МБУК Семикаракорского района «МЦБ» имени Виталия Александровича Закруткина

При использовании материалов - ссылка (hyberlink) на сайт http://s-library.ru/ обязательна