» » » » Навстречу "Куликовской осени"

МБУК Семикаракорского района «МЦБ»
имени Виталия Александровича Закруткина

Просмотр изображения

Навстречу "Куликовской осени"


    Как только Человечество ощутило себя обществом разумных существ, оно задумалось над таким, казалось бы, абстрактным вопросом: что есть ли Справедливость? Уже сообща строили шалаши, рыли ловушки, загоняли в них мамонтов, сообща палили костры и поддерживали в них огонь, но проклятые загадки не давали покоя. Справедливо ли главе племени отводить в шалаше или пещере лучшее тёплое место, тогда как дети и слабые члены сообщества дрожат у входа? Справедливо ли отдавать вождям и более сильным охотникам лучшие куски сообща добытой пищи, тогда как слабые, больные опять же, дети должны довольствоваться остатками, а то и объедками?
С одной стороны, вроде бы справедливо, ведь кто, как не мудрый вождь организовал толпу на эти тяжкие работы, в одиночку которые не осилить?
Кто, как не лучшие, а значит более сильные, ловкие, смелые охотники больше других сделали для поимки зверя? Ведь пища и тепло сего дня потребуются им завтра для тех же дел. С другой стороны, сильный и так силён, а поэтому и удачливее, выживет там, где погибнет слабый. Больной же или раненый обречён на смерть, если его не подкрепить пищей, не согреть, или, наоборот, не спасти от свирепого солнца. Без детей же род, племени и вовсе угаснет, угаснет оно, конечно и без женщин. Как тут быть?
Инстинкт сохранения рода, зачатки альтруизма заложены в генетический код каждого живого существа, начиная от амёбы обыкновенной и заканчивая хомо сапиенс. У наших же далёких предков эти качества были развиты значительно сильнее, нежели у животных. Однако это не мешало им (опять – таки ради выживания!) бросать умирающих товарищей на съедение зверям, обделять слабых и женщин, пожирать собственных детей.
Вот тут то и стали задумываться тогдашние лучшие умы: а что такое Справедливость и возможна ли она вообще? Одна за другой возникали общины, секты, даже целые религиозные учения, приверженцы и члены которых сознательно отказывались от благ, богатств, исповедовали аскетизм. Фактически они исповедовали бедность.
На первый взгляд, в этом был резон.
Ведь бедный среди бедных, то есть ничем не отличающийся от других, ни тучностью, ни одеждой, ни жилищем, ни количеством жён. Да и вообще рекомендовалось не иметь предлог выделиться из общего числа ни чем. Даже если он и был семи пядей во лбу, но мудрость его была направлена лишь на общую пользу. Но какая же это польза? Предположим, мудрый член секты или общины придумал, как улучшить жилищные условия, питание, процесс добывания пищи, огня. Но тот же мудрый видит, что, претворив в жизнь его гениальные догадки, община станет богаче, он же сам опять – таки ничем не выделится из общей массы. Зачем ему тогда вся его мудрость. Да и зачем она общине, где не зажиточность благо. А бедность?
Но, предположим, мудрец придумал нечто абстрактное, открыл, например, какой – то неведомый дотоле физический закон природы, или догадался о строении вещества, или обрёл дар телепатии, предвидения… Что ему делать с этими своими открытиями? Поделиться ими со всеми членами общества? Но нужно ли им это, поймут ли они гениальную прозорливость своего мудрейшего? Если поймут единицы, то они станут обладателями уникальных секретов. Значит опять неравенство?
Думается, все древнейшие учения, даже замкнутые общины и секты погибли именно по той причине: всеобщая Справедливость оказалась несостоятельной, как и всеобщее равенство. Действительно, коли в каждой секте есть учитель, как бы ни убеждал свою паству, что он равный среди равных, как бы ни хотел быть аскетом, паства упорно ставила его выше себя, (как, впрочем, и он сам чувствовал себя выше паствы), благоговейно следовала его указаниям и называла его не равным, а Учителем.
И всё – тики, две тысячи лет тому назад странный человек Иисус из Назарета сделал наивную попытку претворить в жизнь учение о всеобщем равенстве и Справедливости. Что из этого получилось, все хорошо знают. Но ведь сам Иисус как – то не замечал, что зачастую своими попытками нарушал собственное же учение. Призывая к терпимости, он сам порою был нетерпим ни к инакомыслящим (фарисеям, саддукеям, например), всячески понося их (Порождения ехидны! Слепые и вожди слепых!»). Ни к обычаям, которые шли вразрез с его учением. Вспомним: «… Иисус войдя в храм, начал прогонять продающих и покупающих в храме; и столы менял и скамьи продающих голубей опрокинул». (Евангелие от Марка, гл.11, стих 16.)
Призывая к любви не только к ближнему, но и к врагу, Учитель Справедливости не жалеет ни резких слов, ни даже проклятий для тех, кто не разделял его взглядов и в чём – то не потрафил ему. Он проклинает даже неодушевлённые предметы: «И, увидев издалека смоковницу, покрытую листьями, пошёл, не найдёт ли чего на ней; но, придя к ней, ничего не нашёл, кроме листьев; ибо ещё не было время собирания смокв.
И сказал ей Иисус: отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек!... Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковница засохла до корня» (Евангелие от Марка, гл.11, стих 13, 14,20.) Прошу обратить внимание на словосочетания «не было время СОБИРАНИЯ смокв» выделенное слово подчёркнуто не мною. Так в тексте или в переводе?. Трудно догадаться, почему именно это слово было обособленно, однако, будь оно даже в ряду других, всё равно на него стоит обратить внимание: ведь Учитель Справедливости разгневался на несчастное дерево из – за отсутствия на нём плодов в то время, когда их быть не могло. Понять его, как Учителя, Проповедника Добра, Смирения и Кротости простому смертному не дано.Понять же его Человека, со всеми присущими нам слабостями, можно. Так, истерзанный жаждой путник, припав к источнику и обнаружив, что вода в нём горько – солёная, в сердцах рассует этому источнику тысячу чертей, хотя в чём источник виноват?
О том, что всё – таки он, Иисус, их Учитель не равен им, своим ученикам и последователям, он говорит неоднократно, и, в конце концов, случилось то, что повергло верных его последователей в смущение.
«И когда он был в Вифании, в доме Симона прокажённого, и возлежал – пришла женщина с алавостровым сосудом мирра из нарда чистого, драгоценного, и, разбив сосуд, возлила Ему на голову. Некоторые же вознегодовали и говорили между собой: к чему сия трата мирра?. Ибо можно было бы продать его более, нежели на триста динариев и раздать нищим. И роптали на неё» (глава 13, стихи 3-5)
Иисус раздражённо приказал оставить в покое женщину, ибо «Она доброе сделала для меня…Предварило помазать тело моё к погребению» (стихи 8-9).
Наконец призывая своих последователей «жить как птицы небесные», раздать всё нажитое трудом, и так сказать, нетрудовые доходы нищим, Иисус всё – таки заботится о завтрашнем дне: посылает учеников заказывать для себя и для них жилище и пищу, средство передвижения (ослицу). В секте был бдительный казначей Иуда Искариотский, который никогда не расставался с денежным ящиком и больше собирал пожертвования, чем раздавал их.
Я совершенно далёк от желания вступать в вечные и бесконечные споры на теологические темы. Церковь объясняет эти и другие противоречия между учением и жизнью Иисуса то аллегорическим характером притч и проповедей Иисуса, то тем, что воплощённый в человека Бог обрёл все присущие Человеку качества. Что ж, последнее объяснение наиболее понятно, но тогда приходится признать, что настоящая Справедливость лишь у Отца небесного. Ею не обладает даже Богочеловек! Что же тогда можно говорить пусть о гениальных, но простых смертных? Однако, внимательное изучение Библии приводит к грустным выводам: Всевышний тоже не терпит инакомыслия, обрушивая свой гнев на целые народы за отступничество от него, оставшимся же в живых обещает после Страшного Суда гиену огненную, кромешную тьму, где будет «плач и скрежет зубов». Поневоле вспомнишь пушкинское: «Нет правды на земле, но правды нет и выше».
Но, возможно, человечество и понятие Правда, Справедливость, Равенство, Братство вкладывает какой – то другой смысл, отличный от Иисусова? Действительно, любой тиран во все времена, у всех народов выдавал себя за проповедника, защитника и воплотителя в жизнь этих священных принципов. Не остаётся сомнений в том, что многие тираны и узурпаторы искренне верили, что своими диктаторскими методами управления народом они ведут его к лучшему Будущему. Горы черепов бывших врагов, которые громоздили на поле битв египетские фараоны, тотальное уничтожение непокорных народов библейскими военачальниками Иудей и Израиля, тысячи персидских и римских рабов, обречённых на смерть, костры инквизиции, резня католиков и протестантов, гильотина Великой Французской революции, уничтожившая самих революционеров, газовые печи фашистских концлагерей, наши Соловки, Лубянка, Воркута, Колыма, миллионы раскулаченных, убитых, втоптанных в грязь…И всё ради «светлого будущего», ради «светлой доли» Что это? Всеобщее безумие?
Человек лихорадочно пишет, что он не желает счастья всему Человечеству, за которое заплачено слезой ребёнка, но не того объявляют безумцем, кто проливает тысячи слёз невинных жертв ради «всеобщего блага», а, его, странного мечтателя. Пока он там что – то пишет, пока второй его великий современник впитывает в себя христианское учение о непротивлении злу насилием, соединяя его с похожим учением индусов, а в подпольях учёные люди готовят бомбы для власть предержащих, крестьяне точат топоры на помещиков. Рабочие собираются на тайные сходки, где горячо обсуждают, всю ли царскую семью изводить под корень вместе с младенцами, или кого – то оставить. Но и власть предержащие не дремлют. Они строят крепкие тюрьмы для бунтовщиков, вооружают полицию револьверами, мылят верёвки для тех, кто посягает на их особое положение в обществе. И те, и другие оправдывают свои действия заботой о благе народа, о его будущем.
Разумеется, мы на стороне первых, ибо так воспитаны. Но мы не хотим поставить себя на место вторых, а, поставив и вжившись в образ, поняли бы, что с властью, с привилегиями, которые она даёт, расставаться не хочется.


Увидели ошибку в материале? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter