МБУК Семикаракорского района «МЦБ»
имени Виталия Александровича Закруткина

Просмотр изображения

» » » 4 января 1943 года - освобождение Семикаракорского района от немцко - фашистских захватчиков

4 января 1943 года - освобождение Семикаракорского района от немцко - фашистских захватчиков

ИХ ПОДВИГ БЕССМЕРТЕН

 

"Не забудем никогда"

 

            На всю жизнь врезался в мою память тот январский день. Помню, подошла я к окну, чтобы посмотреть какая погода. А мороз покрыл его ледяными узорами. Я дыханием отогрела стекло – и глазам своим не поверила: по улице идёт танк, а на нём крупными буквами написано:  «Большевик».

           Мы с мамой выскочили на улицу. Танк остановился. Солдаты подошли к нам, подали руки. Сбежались взволнованные люди. Поздравления, объятья, счастливые слёзы. То было в самом начале января 1943 года. Более четырёх месяцев, показавшихся долгими годами, ждали мы этого  радостного дня. Ждали освобождения от оккупации, от ненавистных фашистских порядков.

            Без боя, панически бежали враги из Семикаракор. Но под Раздорами завязались жестокие бои.  И к нам в станицу стали прибывать раненые. Их разместили  в школе, здании  РАЙФО, Госбанка, в жилых домах…

            Многие из семикаракорцев пошли работать в этот госпиталь, ухаживать за раненными. Помню работали там Софья Челомбитько,  Мария и Александра Михалкины,  Евдокия Лойко, Клавдия Араканцева …работала и я.

          Каждый день немцы из пушек стреляли по нашей станице. Часто  налетали самолёты… Но вскоре советские воины – освободители далеко отбросили врага.  И в Семикаракорах  стала налаживаться жизнь.

            Не просто, не сразу наладилась,  потому, что война нанесла нашему району огромный ущерб. Но люди, исстрадавшиеся в фашистской неволе, истосковавшиеся по свободной жизни, ещё с большим упорством, самоотверженностью брались за работу и восстанавливали, восстанавливали, строили заново.

            Теперь же и следов войны не осталось ни в Семикаракорах, ни в других хуторах и станицах нашего района. Впрочем, следы есть. Это могилы наших освободителей, павших в боях. Это раны, оставшиеся в наших сердцах, это наша память, сохранившая всё… Никогда не забудем тех, кто пал в борьбе  за нашу свободу, за наше счастье. Все новостройки, все успехи в труде – это  памятники павшим за Родину.

К.Маркина

( Из архива) 

«За изобилие» 6 января  1993 год

 

 

РОДНАЯ СТАНИЦА ОСВОБОЖДЕНА

 

4 января 1943 года - освобождение Семикаракорского района от немцко - фашистских захватчиков            В конце декабря сорок второго года немецко – фашистское  командование предприняло попытку вывести из окружения свои войска, попавшие в «котёл» под  Сталинградом.  Прорыв с внешнего кольца был возложен на генерала  Майнштейна.  Группировка его состояла из пятисот танков новейших систем,  не считая большого количества войск, не считая большого количества преданных ему войск. Наступление было стремительным танковые волны, одна за другой, накатывались на наши боевые порядки. Противотанковая артиллерия понесла большой урон.

 

Враг,  не считаясь с большими потерями, шёл напролом. Настала очередь вступить в единоборство с танками и нашему тяжёлому пушечно – артеллирийскому полку. Несмотря на сильный мороз – минус 27 градусов – холодно не было. Недаром Ю. Бондарев, описывая этот бой в своей книге, назвал её «Горячий снег». До Сталинграда оставалось всего 16 километров. Мы понимали, что значит выпустить из окружения 330 тысяч солдат и офицеров, а поэтому стояли насмерть. Своей стойкостью и упорством помогали тем частям,  которые пошли на запад, освобождать нашу землю от захватчиков. Мы с большим вниманием, когда удавалось, слушали сводки последних известий.

            И вот, пятого января,  1943 года, находясь на радиосвязи, я услышал слабые сигналы передачи «В последний час»,  ручной настройкой вышел на нужную волну… Можете представить, какая радость охватила меня, когда диктор объявил в числе других освобождённых населённых пунктов и станицу Семикаракорскую. Теперь для меня и моих земляков  открылась возможность  написать письмо родным.

             Я был рад, что станичники оказались преданными народу, стране. Несмотря на призывы и воззвания, не пошли служить на сторону врага.

            Сейчас кое – кто «обеляет» изменников и полицаев. Но как были они предателями, так и останутся ими. Если правительство и сможет их простить, народ же – никогда.

 

И Максимов

Участник Сталинградской битвы.

«За изобилие» 6 января 1993 год

 

 

СПАСАЯ ЖИЗНЬ РАНЕНЫХ


 

Просматривая районную газету военных лет, я увидела в номере за 18 июля 1943 года маленькую заметку В.Новикова «Юная патриотка». В ней рассказывалось, что в хутор Топилин приехал представитель фронта, чтобы вручить правительственную награду 15 – летней Вере Давыдовой.

 

Где она сейчас? Узнать бы поподробнее о её подвиге. Еду в Топилин, расспрашиваю встречных хуторян.

                - Вера Давыдова? Нет, не знаем такую, -говорят.

                Да, она теперь, пожалуй, и не Давыдова. Ведь двадцать четыре года минуло с тех пор. Начинаю пояснять:

                - Ну, та девчонка, которой в сорок третьем вручили медаль «За боевые заслуги».

                - Медаль?  Девочке? Что -0 то не помним…

Наконец, встретились, которые и помнят, и знают.  Только теперь она не Давыдова вовсе, а Губченко, Вера Никифоровна Губченко. В сапожной мастерской работает. Хороший человек. Скромная, работящая женщина. Так говорили люди.

                …Она сидела в небольшой мастерской за швейной машинкой. Искусно выстрачивала сделанные ею же заготовки модельных туфель. Худощавая, с приятным лицом, скромно одетая. Глаза ясные, голубые.

                - Да, я Губченко. Была Давыдова, - взглянула растерянно: почему, вдруг, журналисты интересуются …

                - Ах, медаль. Была, - улыбнулась смущённо. – Так это же давно было. Я думала,  все забыли.

                Увы, одни забыли, другие не знали.  А как же это было?

… Накинув потёртую фуфайку, вскочив в стоптанные отцовские валенки, Вера стремглав вылетела на улицу. Там шли танки, автомашины с солдатами. Наши, советские! Вон у бойцов на шапках прямо сверкают звёздочки! Хотелось кричать от радости: «Ура» Наши пришли». Да,  кажется и кричала.

                Как же не радоваться: кончилась оккупация, изгнали фашистов.

В школу привезли раненных бойцов.

                - Кто сможет ухаживать за ранеными? – обратился командир к собравшимся хуторянам.

                - А то у нас некому. 

Вызвалось несколько  женщин. Пошла и Вера, худенькая, маленькая девочка. Вошла в знакомый класс и растерялась. Вместо парт  на полу – полосатые матрацы, на них лежат забинтованные солдаты. Сделалось страшно.

                - Ну, чего испугалась? – улыбнулся боец, у которого были перебинтованы обе руки.  – Подай, пожалуйста, водички.

Так Вера стала сестричкой, дочкой для многих из них.

Где – то на Маныче шли жестокие бои. Раненые пребывали в Топилин. Их стали размещать по квартирам. Вера ходила в дом к Тарелкиным ухаживать за  ранеными. Однажды ночью метавшийся в агонии молодой боец с израненной грудью хриплым голосом попросил:

                - Подними меня, сестрёнка.

Вера, собрав все свои девчоночьи силы, приподняла солдата,  прижала  его лохматую голову к учащённо стучащему сердцу.

                - Стучит? Хорошо. Пусть стучит, -улыбнулся боец, посмотрел  ласково в Верины глаза и умер…

Девочка испуганно вскрикнула. Всё её маленькое тело затряслось от ужаса и жалости.

                - Не надо! Не надо, миленький, умирать!

На утро привезли в хутор новую партию раненых.

                - Везите к нам домой, – попросила Вера.

В комнате, ноги к ногам, поместились десять человек. Военврач и медсёстры сделали им новые повязки на раны и, уходя сказали:

- Ну, Верочка, теперь их жизнь в твоих руках.

                Дни и ночи хлопотала около раненых юная сестрёнка. Боялась забыться крепким сном, чтобы не проспать чью – нибудь жизнь. И кормила из рук тех, кто сам не мог. И умывала, и головы мыла. Скручивала из газеты цигарки, прикуривала у печки, задыхаясь от махорочного дыма, и подавала их бойцам. Подносила консервные баночки, служившие вместо судна…

(Иногда помогала мать, но у неё своих дел было полно. Она готовила бойцам обеды.) Ох, не просто было девчонке ухаживать за тяжелобольными, нелегко!

Как – то ночью стало совсем плохо одному бойцу с перебитыми ногами. Из – под бинтов сочилась кровь. Он в беспамятстве метался, страшно стонал. Вера побежала в госпиталь, находившийся в школе. Военврач, медсёстры были заняты обработкой новой партии раненых. Выслушав Веру, врач сказал:

                - Его надо сюда привезти, на операцию. А машин нет. Может, что сообразишь?

                - Хорошо, соображу! – уже на ходу ответила Вера, и помчалась домой.

 Во дворе стояли сани, а около них жевали солому волы. Это отцов брат приехал из Ново – Золотовки.

                Запрягайте скорее быков, повезём раненого в госпиталь на операцию,  - сказала она отцу, вбежав в комнату.

                - Так гололёд же, волы не пойдут, - возразил тот.

Вера на минутку растерялась. Но решение приняла быстро.

                - Раз волы не пойдут, на себе повезём сани.

                Вместе с отцом осторожно уложили бойца в сани, тепло укутали, напряглись и повезли по улицам хутора к школе.  Потом привезли обратно. Так и спасли жизнь бойца – освободителя.

                Несколько партий – человек тридцать раненых выхаживала Вера. Одних отправляли в госпиталь, других привозили. Потом в дом Давыдовых положили 12 солдат, больных тифом.  И за ними ухаживала Вера, не думая о том, как это опасно для неё, для её семьи.

И действительно, вскоре тиф свалил мать. Она лежала без сознания, а тут отца надо провожать на фронт, за бойцами надо присматривать.

                Потом и сама свалилась в тифу… Когда выздоровела, уже весной, пошла в школу, в шестой класс.

А среди лета за Верой приехали в поле, где она помогала колхозникам, посадили её на двуколку, привезли в хутор, на площадь. Там, на митинге, полковник приколол ей на грудь медаль «За боевые заслуги» и сказал:

                - Спасибо, тебе, дорогой товарищ от Советской Армии, от партии, от народа!

                И Вера расплакалась… Навёртывались у неё слёзы и теперь, когда она вспоминала, как мучилась, как страдали израненные врагом воины. Но они не погибли. Их жизни были спасены!

 

 

«За изобилие» 3 декабря 1967 год

Е. Лойко

(Спец. Кор. Газеты «За изобилие»)

 

 

 


Увидели ошибку в материале? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter