» » » » Воспоминания о Б.Н.Куликове

МБУК Семикаракорского района «МЦБ»
имени Виталия Александровича Закруткина

Просмотр изображения

Воспоминания о Б.Н.Куликове

Собственно, это был уже второй день нашего путешествия. Но в этой части заметок я хочу коротко рассказать о знакомстве с Болгарией, которое началось прямо в номере вагона. Ехало нас восемь человек. В купе со мной на нижних полках Виталий Александрович Закруткин и руководитель нашей делегации Александр Арсентьевич Бахарев. Нас, людей помоложе, меня и работника обкома КПСС Николая Скрёбова «деды» загнали на верхние полки. За окнами проносились осенние пейзажи, достойные кисти Левитана. Настроение было великолепное – едем в Болгарию! Закруткин третий раз, Борис Изюмский и Ашот Гарнакерьян – второй, а все остальные – Бахарев, Ланиил Долинский, Николай Скрёбов, Анатолий Грищенко и автор этих строк – в первый.
Виталий Александрович Закруткин решил порепетпровать со мной казачьи песни.
- Давай, Борис, споёмся в дороге. Болгары любят наши песни, как бы не пустить петуха.
Потихоньку в своём купе мы запели « Эх, донцы – молодцы». Но как бы не старались петь тихо, песня взяла своё, разгорячила, повысила голос, а тут ещё мои присвисты и поддержка Скрёбова, Грищенко… Возле нашего купе собрался народ. И вот уже не знаю, почему, но почувствовали мы, что симпатичный муж с женой и приятная женщина, которые с одобряющей улыбкой слушали нас, не были русскими. Смутившись, мы оборвали песню, а они зааплодировали.
Братушки! Казаки! Спасибо. Ещё ласково просим.
Так мы познакомились с Володей и Катей Загорскими, жителями Софии, которые ехали домой из Москвы. Нас удиаила фамилия Загорских, судя по всему не болгарская. Володя пояснил, что в роду у них были русские. Они – то и оставили эту звучную фамилию. Володя – инженер – химик, ездил по делам СЭВа в Москву, а Катя – филолог. Она была впервые в Союзе и, путая русские и болгарские слова, с восхищением рассказывала нам о красотах нашей столицы, Подмосковья, о том, что русские люди так же гостеприимны, как и её сограждане.
Вы убедитесь! Только пересечём границу, убедитесь! – то и дело повторяла она. Их старшая спутница Магда Владимировна, работник болгарского внешторга, тоже в России была впервые.
Прекрасна ваша страна! Прекрасна! – говорила она.- Я всё время чувствовала себя, как у родных. Уверяю, вы тоже себя будете так же чувствовать и у нас.
Вместе с Катей и Володей в купе ехали молодожёны Коля и Рая. Рая русская, архангельская. Женился Коля на ней в нашем, северном городе, где работал на строительстве завода. В Болгарию Рая едет впервые, ни свекрови, ни свекра не видела.
- Не боишься? – осторожно полюбопытствовал я. Она улыбнулась.
- Нет, не боюсь. Жалко, конечно, родину покидать. Но ведь еду то я не куда – то, в Болгарию. Они такие же, как и мы. Да и Россию, домой мы с Колей каждый год будем ездить…
За окном уже мелькали виноградники Молдавии, потом кукурузные поля Румынии, а Володя наш рассказывал о своей стране.
А поезд между тем постукивал на стыках, неся в распахнутые просторы румынских полей, к болгарской границе, к городу с чисто русским названием Русе (у нас ведь в Новгородской области тоже есть Русса – Старая Русса, а в Калужской области – Таруса, живописные городки где любил жить великолепный знаток русской природы и русского языка писатель Константин Георгиевич Паустовский). Чем ближе была Болгария, тем чаще попадались вместо унылых кукурузных полей виноградные сады. Их сменяли холмистые степи, по которым бродили стада овец.
А вот и Болгария. И прежде чем взволнованные наши новые друзья Володя и Рая, Магда, Коля объявили нам это, мы все узнали, что пересекли границу. Сразу же после полосатого столба (признаться я и не заметил, когда он мелькнул) наш поезд криками, размахиванием шапок и улыбками встретили несколько пастухов и виноградарей. Поезд сбавил скорость, и мы ясно слышали ( окна вагона были открыты) крики: « Добре домли, братушки!».
Таким же приветствием встречали нас на вокзале Плевена работники окружкома партии, болгарские журналисты. Объятия, поцелуи, цветы… Болгарские пионеры повязали алые галстуки.
Речи наших братьев были немногословны, но теплы, искренни. С радостью мы отметили, что почти всё понимаем и без переводчика. Так ведь не нуждаются в переводе имена Ленина, Георгия Димитрова, Ростова-на-Дону, Плевена, слова дружбы и сердечности, слова искреннего гостеприимства.
Неподалёку от вокзала памятник Владимиру Ильичу Ленину. С благоговением мы возложили букеты цветов у этого памятника, сделанного, кстати, весьма оригинально, нестатично. И, пожалуй, только вот здесь, пусть на братской, а всё – таки не на своей, русской земле, всё – таки за границей понял я великий подвиг Ленина, идеи которого принесли свободу, свет и этой прекрасной стране.
Я жаден до новых людей, новых городов, новых мест. А тут представьте моё состояние: впервые за рубежом, да ещё в стране о которой мечтал. Ненасытно глядел в окошко микроавтобуса, на котором мы ехали к гостинице и, конечно, мало что успевал рассмотреть, но главное видел: чистый, зелёный, залитый таким осенним солнцем Плевен, улыбчивые лица болгар. Люди хорошо одеты, приятны, симпатичны. В облике мужчин мне всё время мерещились казачьи черты крепкие носы, чёрные усы, смуглые щеки, крутые подбородки. Девушки так же прекрасны и жизнерадостны, как и у нас в Ростове. И странное дело, мне совсем начало казаться, что я не за рубежом, а где – то в Новочеркасске что – ли. Это чувство ещё более усилилось, когда мы прочитали название гостиницы, где нам предстояло жить – «Ростов – на – Дону».
Ехали из Ростова и приехали в «Ростов» - пошутил Александр Арсентьевич Бахарев. Шутка понравилась, болгарские друзья смеялись:
- Мы тоже приезжаем в Ростов, а приходим в магазин «Плевен», ресторан «Балканы». Так что чувствуйте себя как дома….

 


Увидели ошибку в материале? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter