МБУК Семикаракорского района «МЦБ»

имени Виталия Александровича Закруткина

Сегодня: Пятница, 26 мая 2017 г.
4 января 1943 года - освобождение Семикаракорского района от немцко - фашистских захватчиков

Где она сейчас? Узнать бы поподробнее о её подвиге. Еду в Топилин, расспрашиваю встречных хуторян.

                - Вера Давыдова? Нет, не знаем такую, -говорят.

                Да, она теперь, пожалуй, и не Давыдова. Ведь двадцать четыре года минуло с тех пор. Начинаю пояснять:

                - Ну, та девчонка, которой в сорок третьем вручили медаль «За боевые заслуги».

                - Медаль?  Девочке? Что -0 то не помним…

Наконец, встретились, которые и помнят, и знают.  Только теперь она не Давыдова вовсе, а Губченко, Вера Никифоровна Губченко. В сапожной мастерской работает. Хороший человек. Скромная, работящая женщина. Так говорили люди.

                …Она сидела в небольшой мастерской за швейной машинкой. Искусно выстрачивала сделанные ею же заготовки модельных туфель. Худощавая, с приятным лицом, скромно одетая. Глаза ясные, голубые.

                - Да, я Губченко. Была Давыдова, - взглянула растерянно: почему, вдруг, журналисты интересуются …

                - Ах, медаль. Была, - улыбнулась смущённо. – Так это же давно было. Я думала,  все забыли.

                Увы, одни забыли, другие не знали.  А как же это было?

… Накинув потёртую фуфайку, вскочив в стоптанные отцовские валенки, Вера стремглав вылетела на улицу. Там шли танки, автомашины с солдатами. Наши, советские! Вон у бойцов на шапках прямо сверкают звёздочки! Хотелось кричать от радости: «Ура» Наши пришли». Да,  кажется и кричала.

                Как же не радоваться: кончилась оккупация, изгнали фашистов.

В школу привезли раненных бойцов.

                - Кто сможет ухаживать за ранеными? – обратился командир к собравшимся хуторянам.

                - А то у нас некому. 

Вызвалось несколько  женщин. Пошла и Вера, худенькая, маленькая девочка. Вошла в знакомый класс и растерялась. Вместо парт  на полу – полосатые матрацы, на них лежат забинтованные солдаты. Сделалось страшно.

                - Ну, чего испугалась? – улыбнулся боец, у которого были перебинтованы обе руки.  – Подай, пожалуйста, водички.

Так Вера стала сестричкой, дочкой для многих из них.

Где – то на Маныче шли жестокие бои. Раненые пребывали в Топилин. Их стали размещать по квартирам. Вера ходила в дом к Тарелкиным ухаживать за  ранеными. Однажды ночью метавшийся в агонии молодой боец с израненной грудью хриплым голосом попросил:

                - Подними меня, сестрёнка.

Вера, собрав все свои девчоночьи силы, приподняла солдата,  прижала  его лохматую голову к учащённо стучащему сердцу.

                - Стучит? Хорошо. Пусть стучит, -улыбнулся боец, посмотрел  ласково в Верины глаза и умер…

Девочка испуганно вскрикнула. Всё её маленькое тело затряслось от ужаса и жалости.

                - Не надо! Не надо, миленький, умирать!

На утро привезли в хутор новую партию раненых.

                - Везите к нам домой, – попросила Вера.

В комнате, ноги к ногам, поместились десять человек. Военврач и медсёстры сделали им новые повязки на раны и, уходя сказали:

- Ну, Верочка, теперь их жизнь в твоих руках.

                Дни и ночи хлопотала около раненых юная сестрёнка. Боялась забыться крепким сном, чтобы не проспать чью – нибудь жизнь. И кормила из рук тех, кто сам не мог. И умывала, и головы мыла. Скручивала из газеты цигарки, прикуривала у печки, задыхаясь от махорочного дыма, и подавала их бойцам. Подносила консервные баночки, служившие вместо судна…

(Иногда помогала мать, но у неё своих дел было полно. Она готовила бойцам обеды.) Ох, не просто было девчонке ухаживать за тяжелобольными, нелегко!

Как – то ночью стало совсем плохо одному бойцу с перебитыми ногами. Из – под бинтов сочилась кровь. Он в беспамятстве метался, страшно стонал. Вера побежала в госпиталь, находившийся в школе. Военврач, медсёстры были заняты обработкой новой партии раненых. Выслушав Веру, врач сказал:

                - Его надо сюда привезти, на операцию. А машин нет. Может, что сообразишь?

                - Хорошо, соображу! – уже на ходу ответила Вера, и помчалась домой.

 Во дворе стояли сани, а около них жевали солому волы. Это отцов брат приехал из Ново – Золотовки.

                Запрягайте скорее быков, повезём раненого в госпиталь на операцию,  - сказала она отцу, вбежав в комнату.

                - Так гололёд же, волы не пойдут, - возразил тот.

Вера на минутку растерялась. Но решение приняла быстро.

                - Раз волы не пойдут, на себе повезём сани.

                Вместе с отцом осторожно уложили бойца в сани, тепло укутали, напряглись и повезли по улицам хутора к школе.  Потом привезли обратно. Так и спасли жизнь бойца – освободителя.

                Несколько партий – человек тридцать раненых выхаживала Вера. Одних отправляли в госпиталь, других привозили. Потом в дом Давыдовых положили 12 солдат, больных тифом.  И за ними ухаживала Вера, не думая о том, как это опасно для неё, для её семьи.

И действительно, вскоре тиф свалил мать. Она лежала без сознания, а тут отца надо провожать на фронт, за бойцами надо присматривать.

                Потом и сама свалилась в тифу… Когда выздоровела, уже весной, пошла в школу, в шестой класс.

А среди лета за Верой приехали в поле, где она помогала колхозникам, посадили её на двуколку, привезли в хутор, на площадь. Там, на митинге, полковник приколол ей на грудь медаль «За боевые заслуги» и сказал:

                - Спасибо, тебе, дорогой товарищ от Советской Армии, от партии, от народа!

                И Вера расплакалась… Навёртывались у неё слёзы и теперь, когда она вспоминала, как мучилась, как страдали израненные врагом воины. Но они не погибли. Их жизни были спасены!

 

Е. Лойко

(наш. Спец.корр.)

 

Увидели ошибку в материале? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг:

МБУК Семикаракорского района «МЦБ» имени Виталия Александровича Закруткина

При использовании материалов - ссылка (hyberlink) на сайт http://s-library.ru/ обязательна